Разбор кейса: Отказ в рабочей визе в Канаду

Индийский ресторан в Эдмонтоне, Альберта, предложил позицию повара Кумару, гражданину Индии. Компания получила положительный Labour Market Impact Assessment, на основании чего Кумар попросил рабочую визу, но ему было отказано.

Иммиграционный офицер отказал в рабочей визе, потому что усомнился в способности Кумара выполнять работу поваром. GCMS-выписка из его кейса показала следующее:

Applicant is applying under R203 for a work permit. LMIA is confirmed, valid and lists applicant’s name. Applicant has submitted an employment offer issued by Dhanju Group Inc. to work as Cook for one year. [LMIA] Requirements: Completion of secondary school is usually required. / Completion of a three-year apprenticeship program for cooks or Completion of college or other program in cooking or Several years of General commercial cooking experience are required. Applicant has submitted few employment reference letters. I note these letters contain grammatical and formatting errors. Applicant has not submitted educational documents. No evidence of English language proficiency submitted. File reviewed. Based on the documents submitted by the applicant, I am not satisfied that the applicant meets the requirements of [LMIA]. Application is refused pursuant to R200(3)(a).

Офицер говорит о том, что заявитель не приложил документы об образовании и не подтвердил знание английского языка, а документы, подтверждающие опыт работы, содержали грамматические ошибки. На основании этих данных, а точнее их отсутствия, офицер сделал вывод, что заявитель не соответствует требованиям вакансии и одобренного LMIA, а потому в рабочей визе было отказано.

Кумар подал заявление в федеральный суд, считая, что офицер, во-первых, ошибся в своих выводах, а во-вторых, должен был уведомить заявителя о своих сомнениях.

Аргумент Кумара заключался в том, что офицер должен был дать шанс ответить на возникшие вопросы, поскольку эта обязанность офицеров прописана в процедурных правилах: у заявителей должна быть возможность предоставить ответ, если есть какие-то сомнения по кейсу.

Онлайн портал министерства иммиграции создает чек-лист необходимых документов для заявления на рабочую визу, и Кумар посчитал, что требуемых по чек-листу документов будет достаточно для справедливой оценки его кейса. Там действительно нет отдельного слота для загрузки документов о знании языка и образовании. Справедлив ли отказ в визе, если документы даже не были запрошены!?

Во-вторых, Кумар был не согласен с сомнениями офицера, поскольку он подтвердил рекомендательными письмами 7 лет опыта работы поваром, а также приложил свое резюме. Почему офицер усомнился в этом опыте? Разве есть какие-то основания предполагать, что Кумар подделал документы?

В ответ на аргументы Кумара юристы министерства иммиграции сослались на закон, который гласит, что иммиграционный офицер не должен одобрять заявление, если “there are reasonable grounds to believe that the foreign national is unable to perform the work sought.” По закону, заявитель обязан убедить офицера, что обладает необходимыми навыками и знаниями для выполнения требуемых обязанностей.

Судья согласился с министерством иммиграции в этом вопросе и подтвердил, что офицер не обязан был запрашивать дополнительные документы. Обязанностью заявителя был сбор документов, подтверждающих его квалификацию в рамках требований одобренного LMIA.

Что касается онлайн-портала и недостаточно четкого чек-листа, судья заметил, что на сайте есть ячейка для загрузки документов, подтверждающих навыки и знания кандидата, и она подразумевала загрузку документов об образовании и владении языков.

Кумар ошибочно предположил, что эта ячейка относится только к специалистам регулируемых профессий и туда необходимо загружать профессиональные лицензии. Вместо документов об образовании, Кумар загрузил туда письмо от своего консультанта о том, что позиция повара не лицензируема, а потому не требует отдельных доказательств.

Эта ячейка является обязательной и вместо того, чтобы загрузить документы, Кумар загрузил объяснение, почему он не обязан приводить дополнительные доказательства своих навыков и знаний.

Судья счел аргументы иммиграционного офицера разумными и отказал в пересмотре кейса. В контексте заявления на рабочую визу суд счел разумными сомнения офицера, потому что нельзя сделать выводы о знании английского языка заявителем только на основании заполненных иммиграционных форм. Также офицер имел право проверить образование, о котором говорилось в резюме. Суд признал, что Кумар должен был предоставить эту информацию сразу, а не требовать от офицера отдельного запроса.

Несмотря на требования чек-листа, заявители обязаны подтвердить свои навыки и показать, что они способны выполнять предлагаемую им работы в соответствии с требованиями, перечисленными в LMIA.

Если у вас есть вопросы о рабочей визе в Канаду, напишите мне live@pinacanada.com.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.